Партия регионов отбирает у людей землю — 3

Строительство

За месяц до Евро-2012 у людей опять забирают землю. Вроде под дорогу к стадиону, которую должны строить… тринадцать месяцев

…То была война. Две гривны, предложенные государством за метр земли, — это был грабеж. Наглый и циничный. “Евро-2012 на костях” — этот скандал помнят все. У малых детей, у больных женщин государство забирало землю. Так готовился Львов к футбольному чемпионату.

Людей обманывали. Платили копейки. Говорили: хватайте, что даем, иначе даром, силой заберем. Так власть Львовщины строила дорогу к евростадиона. Крестьяне тогда уперлись: умрем, а земли не отдадим.

И крови никто не хотел, чиновникам она была невыгодна. Сорвется Евро — лишатся дармовой заработок! Поэтому строительство дороги перенесли. Земля осталась у крестьян. Но то, что происходит сейчас, противоречит здравому смыслу. Дорогу давно построили, а землю… снова забирают!

Мы писали об этом. Дважды. И пишем об этом в третий раз. Пишем, что сегодня действия чиновников в отношении владельцев земли: онкобольной Ольги Петров, многодетной матери Натальи Керод и Валентины Бобенчик — не просто незаконные. Это — бандитизм. Откровенный и дерзкий.

Развязки дороги, под которую забирали землю у крестьян, никто уже не будет строить. Причина проста: по стандартом, срок ее строительства — 13 месяцев. К Евро — месяц. Почему же забирают эти шесть гектаров возле самого стадиона? И, кажется, под бизнес! Кажется, себе. Или продадут — товарищам по партии.

“Отдавайте за шесть, потому что силой заберут”

Началось все полтора года назад. Под Львовом строили евростадион. Чиновники заявили: до арены нужна дорога. И на этом месте была человеческая земля — кто пять соток имел, а кто и по два гектара.

Еще документации по развязке дороги никто и в глаза не видел, а до крестьян начали ездить чиновники. Сначала объясняли: отдавайте землю добровольно и немедленно, потому что это на пользу государства. Не действовало. Тогда просили. В конце концов стали предлагать крестьянам деньги за ту землицу.

“Первая цена была две гривны 85 копеек за квадратный метр. Люди, когда это почуяли, крик в селе сняли. Это же меньше чем стоимость буханки хлеба, а земля под Львовом для многих — это последняя надежда”, — вспоминает Ольга Петрив. Для нее два гектара земельного пая действительно — последняя надежда. У женщины рак, денег на лекарства нет…

“Ходоки” от областной администрации, которая контролировала этот вопрос, скоро поняли: те “нищие” за две гривны продавать землю не согласятся. Опять изменили тактику. Начались угрозы: пришлют бульдозеры и силой заберут. Тогда никто копейки не даст, еще и оштрафуют.

И крестьян оказалось не так просто запугать. “Я боялась ночевать дома. Боялась выпускать детей на улицу. Люди в деревне говорили: если не отдадим земли — нас убьют”, — вспоминает Валентина Бобенчик, одна из “деревенщину”, что объявили войну и власти, и ее партии. Сейчас она ждет рождения ребенка. Говорит — земли не отдаст, будет бороться вместе с ребенком под сердцем.

В общем должны были забрать под дорогу землю в 59 собственников. Власть подняла цену до шести гривен с копейками за квадратный метр. И далее отмечал: «не согласитесь — государство заберет силой.

Травля крестьян из Зубры, откуда большинство владельцев земельных участков, длительно. Гий, председатель сельсовета, приказывал слушать власть. Позиция крестьян зашаталась. Поползло: “Мы что, против власти? Заберут все, а так хоть какая копейка будет”.

В село приехал нотариус. Позже десятки людей, которых я спрашивала, что они у нотариуса подписывали, так и не смогли объяснить, что то был за “бумагу”. “Некий документ”, — говорили. “По шесть?” — переспрашивала я. Люди хнюпили головы. 56 из 59 побоялись “бодаться с властью” и продали свою землю…

Крестьяне против государства

…Осталось трое. Валентина Бобенчик, Наталья Керод, мать шестерых детей, и Ольга Петрив, больна раком. У них вместе на трех — шесть гектаров земли. Вся она нарезана сплошным куском под самым порогом стадиона.

Эти трое затялись: стоять на смерть. Им терять нечего. По два гектара земли под Львовом — их единственное состояние. Не отдадут. Пускайте бульдозеры. “Мы ляжем с детьми под колеса”, — заявили.

В обладминистрации, в тогдашнего владельца кабинета экс-губернатора господина Горбаля, — совещание за совещанием. Что делать с теми “глупыми селючками”? Киев давил — давай землю.

А те трое уперлись. За свою землю, свое достоинство. За крестьянами стоял и закон, который в Украине выдали специально под Евро-2012 за подписью гаранта государства. Там указано четко: у лиц, чьи земельные участки попали под строительство объектов Евро-2012, государство должно выкупить их или же предложить взамен равноценные.

То есть, если владельцу будут давать не два, не шесть гривен за метр земли, а то и тысяч десять, а он не хочет продавать и просит равноценную взамен — закон есть закон, делайте, чиновники, то, что просит хозяин.

Керод, Бобенчик, Петров ничего не имеют против Евро-2012, стадиона и дороги к нему. Просили только равноценных участков. Сначала чиновники и слышать не хотели о “замене”. И наконец зашевелились: нашли непокорным “селючкам” землю. Предложили три варианта: одни участки на болотах, вторые — под высоковольтными линиями, другие — за полсотни километров от Львова. А что могли лучше предложить? Продана давно вся хорошая земля! Продана своим, товарищам по партиям и олигархам.

Женщины отказались от таких участков. Начались суды. Инициатором иска выступила областная администрация. Крестьяне подали встречный иск. В новостях запестрело: “Земельная война — крестьяне против государства”.

Такой прецедент в истории Украины был впервые. Три обездоленные женщины восстали, объявили войну беззаконию власти, которая творила бесчинства.

Кому шесть гектаров?

После цикла материалов на страницах “Экспресса” — “Партия регионов забирает у людей землю” — в редакцию отовсюду шли письма и телефонные звонки в поддержку отважных женщин.

“Не отдавайте землю. Держитесь! Мы с вами!” — сотни и тысячи готовы были стать бок о бок с обездоленными женщинами. Чиновники засуетились. Никто не знал, как может вернуться то “отбирание земли у крестьян под Евро-2012”. Тем более, что закон был на стороне крестьян.

А тем временем скандал не утихал. В знак протеста селяне вышли на улицы в разорванных вышиванках. Драной рубашкой они показывали миру, как Украина готовится встречать Евро-2012 — забирает у украинцев последнее.

Скандал набирал международного размаха. Чтобы унять страсти, чиновники созвали пресс-конференцию и сделали громкое заявление: развязку дороги до стадиона перенесли в другое место — землю у крестьян никто уже не будет забирать, пусть, мол, успокоятся.

Областная администрация отозвала свой судебный иск. Суд постановил: прекратить дело в отношении “земельного скандала” в связи с тем, что истец, то есть государство, уже не хочет судиться с крестьянами.

Казалось бы: инцидент исчерпан. Земля осталась владельцам. Можно было бы поставить точку. Но…

Поменялся представитель Президента. На его место пришел уже скандально известный господин Костюк. Тот самый, который незаконно получает зарплату из рук одиозных депутатов-олигархов Дубневичей. И по неизвестным причинам вопрос “зубровского земли” встал снова. Почти через год после исчерпанного инцидента в редакцию снова позвонила Наталья Керод, мать шестерых детей: “У нас снова забирают землю”.

Говорите, не может такого быть, ведь областная администрация отказалась от судебной волокиты? Может. В нашем неправовом государстве, где в судах разве тарифы не пишут откровенно на стенах, может быть все.

Оказалось, что в Высший административный суд с исковым заявлением обратилось… ГП “Дирекция по строительству объектов Евро-2012”.

Что же просит у уважаемого суда “Дирекция…” в лице директора Щедрина? Немало-немного: отменить постановление апелляционного суда и отправить дело на новое рассмотрение! И снова отобрать у крестьян землю!

Что отправлять и что отменять, когда чиновники сами отозвали иск и суд это подтвердил?

Андрей Петришин, адвокат крестьян из Зубры, говорит, что ситуация является очень странной. Потому что наплевать “Дирекции…”, коммерческой структуре, что она не имеет права обжаловать действия представителя Президента.

И Высший административный суд закрывает глаза на сроки давности (согласно закону, на обжалование дается десять дней, а прошел почти год) и возвращает дело на новое рассмотрение!

Теперь опять будет суд.

И снова у многодетной матери, онкобольной и беременной женщины забирать их землю.

Кто же посягает на те шесть гектаров земли обездоленных людей? Дальше будет…

Документы свидетельствуют, что построить за месяц дорогу невозможно.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*