Новости Украины и мира

Серпом и молотом

Строительство/Экономика

Превышение мирового спроса на зерно над его производством дает шанс отечественному АПК, но воспользуются им лишь избранные

Последние обнародованные данные Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН показали, что индекс цен на пищевые продукты (включает 55 видов товаров) растет восьмой месяц подряд: в январе этого года он составлял 231 пункт (на 3,4% больше, чем в декабре 2010-го). А индекс зерновых продуктов достиг наивысшей отметки – 245 пунктов. В течение 2010-го мировые цены на пшеницу увеличились на 84%, второй рекордсмен по подорожанию – сахар, прирост его стоимости – 55%. Эти и некоторые другие интересные данные (подробнее см. стр. 19) спровоцировали общемировую дискуссию относительно продовольственного кризиса. Такое обсуждение лишено оснований. Например, по информации International Grains Council, 2010/11 маркетингового года потребление пшеницы в мире (655 млн т) превысит (!) объемы производства (651 млн т). Рост спроса на пищевые продукты, помноженное на нестабильность финансовых систем, гонку девальвации основных валют, подорожание энергоносителей и другого сырья, делает риски продовольственного кризиса заоблачными. В перспективе как глобальное обесценивание денег (вследствие девальвационной гонки), так и ограничения их эмиссии могут спровоцировать кризис неплатежей во многих отраслях экономики, в том числе и в АПК. Понятны последствия уменьшения объемов производства продовольствия, если уже в 2011-м спрос на него (предположим, что пшеница является индикатором) больше на 4 млн т.

Теория и заявления

В экономической теории уже появился новый термин «агфляция», который означает быстрое повышение цен на продовольствие на фоне уменьшения их запасов за относительно низкого общего уровня инфляции и роста номинальных доходов большинства граждан. То есть – выращивать картошку в перспективе может быть выгоднее, чем сидеть в офисе. Больнее всего агфляция сказывается на странах и группах населения с низким уровнем дохода, то есть таким, большая часть которого тратится именно на питание.

Осенью 2010 года правительства Кении, Уганды, Нигерии, Индонезии и Филиппин предупредили о возможной нехватке у них 2011-го самого необходимого продовольствия. А глава Всемирного банка Роберт Зеллик призвал мировых лидеров «поставить продовольствие на первое место» среди их приоритетов, а также «вернуться к системе золотого стандарта», чтобы предотвратить глобальной инфляции. По имеющимся расчетам, к 2050 году производство продовольствия на планете необходимо увеличить на 70%, чтобы удовлетворить потребности населения, общая численность которого достигнет 9,1 млрд человек (причем доля городских жителей возрастет с нынешних 49% до 70%).

Между прочим, в докладе ООН, обнародованном в начале июня 2010-го, роль потенциальных локомотивов наращивания объемов производства продовольствия в ближайшие десятилетия отведена АПК Бразилии, РФ, Индии, Китая и… Украины. Если быть точным, наша страна на втором месте после Бразилии. «Мы способны стать частью глобальной программы продовольственной безопасности», – заявил премьер Николай Азаров во время встречи с вице-президентом Всемирного банка Інґер Андерсен, подчеркнув, что «Украина потенциально способна производить более 100 млн т зерна». Глобальный продовольственный кризис может быть для нашей страны экономическим шансом. Интрига в том, создаст ли государство условия для реализации аграрного потенциала.

Практика и действия

В № 7/2011 Недели мы констатировали, что административное давление и увеличение налоговой нагрузки на бизнес в Украине подогревает агфляцию. То есть пока государство с большим продовольственным потенциалом не просто не прилагает достаточных усилий для его использования при чрезвычайно благоприятной международной конъюнктуры, но и демонстрирует неспособность стабилизировать внутренний продовольственный рынок. Точнее, формально цены стабилизировали, но с торговых полок исчезла, например, гречка. Следовательно, не стоит удивляться итогам февральского опроса компании Research&Branding Group, которые свидетельствуют об ожиданиях большинством наших соотечественников распространения мирового продовольственного кризиса на Украине: каждый третий респондент начал делать запасы.

Тенденции последнего года показали, что интерес властной команды заключается не столько в наращивании потенциала украинского АПК (в том числе и экспортного) или создании для этого условий, как в его инкорпорации в систему сырьевых монополий, контролируемых «своими» или » чужими среди своих (см. здесь). Здесь есть пространство для маневров, ведь аграрный бизнес и, соответственно, социально-экономическое влияние на сельскохозяйственные территории до последнего времени находились преимущественно вне поля зрения украинских и российских олигархов.

Относительно невысокая концентрация производства в отрасли упрощает ее монополизацию, в том числе посредством установления контроля над:

– ценовой политикой и сбытом (прежде всего экспортом);

– основными средствами и сырьем – землей и удобрениями.

С удобрениями все понятно: большинство азотных предприятий страны уже сконцентрированы в бизнес-империи Дмитрия Фирташа (подробнее см. Неделя, № 6/2011), с контролем над сбытом продовольствия также (см. здесь ). Точнее, выполнение этой задачи вышло на финишную прямую: так, правительственным законопроектом № 8053 предусмотрено лишь две, но очень принципиальные коррективы в Закон «О поддержке сельского хозяйства Украины», которые полностью меняют систему внешней торговли продукцией АПК. В частности, до нормативного поля вводится понятие «госагент по обеспечению экспорта» (которого определяет Кабмин на – кто бы сомневался – «конкурсной основе»). Таким агентом, в частности, может быть государственное или хозяйственное предприятие, в уставном капитале которого есть доля государства (какая – неизвестно). В то же время устанавливается (статья 16 законопроекта № 8053) монопольное право госагента на осуществление экспорта. Конкурировать с ним сельхозпроизводители, но объемы их экспорта не должны превышать показателей производства. В это нормативное поле, в частности, попадает экспорт пшеницы, ржи, ячменя, сухого молока, сливочного масла, гречки, сахара, а в дальнейшем перечень может быть увеличен правительством. Цена вопроса, по оценкам экспертов, – контроль над торговым оборотом на сумму 70 млрд грн ежегодно.

Нормативное основание для установления контроля над основными средствами (прежде всего землей) также уже разработали. В частности, статьи 19, 22 нового законопроекта «О рынке земель» легализуют механизмы для выкупа паев у физлиц, которые сейчас крупные производители АПК арендуют за бесценок. А в случае создания Государственного земельного фонда (инициативу обнародован недавно) под контроль «приватизированного» государства перейдут так называемые ничейные или невостребованные земли, а также те, которые фонд сможет приобрести за государственный счет. Понятно, что при отсутствии нормального земельного рынка и конкуренции, в том числе с иностранными инвесторами, говорить об эффективном использовании потенциала АПК не приходится. Особенно учитывая отсутствие прогресса в промышленности, которую украинские олигархи контролируют и эксплуатируют давно.

Приоритетное направление

Крупный капитал в первую очередь интересует самый большой сегмент сельскохозяйственного сектора – зерновой. За первое полугодие 2010-го объем экспорта в сегменте составил $1,13 млрд (почти 5% совокупного). Для сравнения: общий экспорт молочной продукции и яиц из Украины – $0,31 млрд. В 2009-2010 годах наша страна стала шестой в мире по объемам поставок пшеницы на международный рынок (9,33 млн т) и первой в рейтинге экспортеров ячменя (6,23 млн т).

Торговых итогов 2010-го еще не обнародованы, но очевидно, что экспортная политика претерпела существенные изменения еще в прошлом году. Так, 16 октября 2010-го Украинская зерновая ассоциация публично заявила об установлении полной блокады таможенниками судов с зерном во всех украинских портах, а 13 ноября президент Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Николай Миркевич обвинил правительство в необоснованном квотировании экспорта – по оценкам специалиста, за собранного урожая 41 млн т зерна из страны можно было экспортировать 16 млн т. Украинская зерновая ассоциация даже подвела итоги такой политики для реального сектора, – 10 млрд грн потерь. Понятно, что государство таким образом несколько приостановила инфляцию на внутреннем рынке и решила проблему наполнения собственных закромов зерном по приемлемым для проблемного госбюджета ценам. Но что общего имеет эта политика с реализацией аграрного потенциала?

Кстати, административное блокирование экспорта продолжалось даже после распределения 12 ноября 2010-го квот между 28 компаниями – Минэкономики медлило с выдачей лицензий. В то же время на 2011 год Кабмин вдвое (с 15 до 7 дней после публикации объявления о проведении началу регистрации) сократил срок подачи заявок на получение экспортных разрешений. А за это время, между прочим, нужно будет еще и получить справку в Минапк о наличии зерна для экспорта. В то же время было и есть распространенным явление выделения дополнительных экспортных квот избранным компаниям (см. «Тасовка квот»).

События прошлой осени имеют очень важное следствие в контексте курса на монополизацию продовольственного экспорта структурами, приближенными к власти. Способность давних игроков рынка выполнять обязательства перед иностранными партнерами в новых политических условиях поставлено под сомнение. В конце января 2011 года гендиректор Украинской аграрной конфедерации Сергей Стоянов заявил, что традиционные импортеры отечественного зерна все чаще обращаются к поставщикам с требованием заключения долгосрочных договоров. Все помнят, как в октябре 2010-го правительство неожиданно ввело лицензирование-квотирование экспорта без какого-либо переходного периода. О какие долгосрочные соглашения можно вести речь при такой регуляторной политики? Даже обращение Международной ассоциации зернотрейдеров (GAFTA) украинские чиновники оставили без внимания, а заодно вывели из состава комиссий из распределения зерновых квот едва ли не всех представителей общественных организаций, сделав этот процесс еще менее прозрачным. В конце декабря 2010 года аграрный министр Николай Присяжнюк заявил, что согласно устного поручения премьера квотирования должен быть «фактически отменены» до начала февраля. Этого не произошло. Не потому ли, что процесс «отряда» участников рынка под «своего» оператора до сих пор не завершен?

Голый итог

Следствием продолжения такой политики в среднесрочной перспективе будет не так реализация аграрного потенциала Украины, как еще больше сращивание олигархического и бюрократического бизнесов, в том числе в отрасли АПК.

АГФЛЯЦИЯ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ

Внутренние факторы подорожания отдельных пищевых продуктов в Украине в 2010-2011 годах

Ставят на гречку

(подробнее см. Неделя №7/2011)

В январе–феврале 2011 года гречневая крупа подорожала в рознице от 4,65 грн до 16-25 грн/кг. Дефицит частично обусловлено неурожаем. Минапк навязало участникам рынка так называемый Меморандум взаимопонимания, согласно которому на протяжении І полугодия 2011-го закупочные цены на крупу (у производителей) не должны превышать 8 тыс. грн/т, а оптово-отпускные (для розницы) – 12,6 грн/кг. Чиновники подсчитали, что результатом договоренности станет цена для потребителя до 14 грн/кг. На самом же деле гречка просто исчезла с полок магазинов, поставки новых партий приостановлено. В Кабмине не замечают связи между подорожанием товара и усилением фискального давления в связи с введением в действие Налогового кодекса, производители и трейдеры переводят официальные-неофициальные расходы на потребителей. Вне поля зрения чиновников и тот факт, что исчезновение гречки вызвано административным вмешательством.

Не все перемелется

В октябре 2010-го правительство втрое (до 5%) уменьшил предельную торговую надбавку к оптовым ценам на социально важные товары (в частности, на пшеничную и ржаную муку, хлеб, макаронные изделия, сахар и подсолнечное масло). В начале 2011 года премьер-министр Николай Азаров потребовал от Госинспекции по вопросам ценовой политики, Государственной службы защиты прав потребителей и ГНАУ «использовать все предоставленные законом полномочия», «чтобы защитить людей от недобросовестных торговцев». Как следствие, отечественные мукомольные предприятия резко сократили объемы реализации продукции: повысить цены опасаются, продавать же по минимальной наценкой невыгодно, поскольку дорожают зерно, энергоносители и тому подобное. Во многих регионах страны мука исчезло из магазинов.

Ценовой трамплин

(подробнее см. Неделя №42/2010)

В сентябре – октябре 2010 года некоторые продукты подорожали на 30-170%. В частности, выросли розничные цены на картофель, яйца, молоко и изделия из него. Аналитики Нацбанка считают, что инфляция обусловлена не столько увеличением спроса, как ценовой политикой продавцов. Премьер Николай Азаров назвал ее «необоснованной». Вместо этого участники рынка обратили внимание на такие факторы, как «рост цен на зерновые в мире» и «отсутствие четкой позиции правительства относительно квотирования экспорта зерна». На внутреннем рынке сложилась ситуация неопределенности, и подавляющая часть предприятий АПК отреагировали на нее увеличением закупки комбикормов, некоторых сортов хлеба и другого сырья. Несмотря на хороший урожай зерновых в стране началась цепная реакция: ажиотажный спрос на сырье привел к ее удорожанию, а следовательно производители подняли цены на готовую продукцию.

Еще те фрукты

Ключевая проблема украинских аграриев – отсутствие надлежащей инфраструктуры хранения продукции (зерна, овощей, фруктов и т. п). Фермеры утверждают, что развитие их хозяйств существенно сдерживает монополизация элеваторов и баз хранения. Инфраструктурная и другие системные проблемы АПК остаются нерешенными не первый год. Государству проще обеспечивать баланс спроса-предложения на внутреннем рынке административными методами – регулированием экспорта-импорта тех или иных продуктов. Так, в прошлом году в Украину было ввезено более 210 млн кг яблок, груш, вишен, черешен, абрикосов – в пять раз больше, чем 2005-го. По подсчетам Украинского клуба аграрного бизнеса, общий объем импорта овощей и фруктов в 2010 году по сравнению с 2005-м увеличился в 4,2 раза в ценовом и на 77% в физическом измерении. Импортируемые фрукты-овощи несколько приостановили агфляцию в стране, хотя прошлой осенью средняя стоимость капусты на отечественных оптовых рынках составляла 4,25 грн/кг, тогда как в соседней Польше – €0,29 или 3,15 грн/кг. Во время «гречневого» кризиса 2011-го правительство также рассматривает возможность импортировать крупу из Китая. В прошлом году в октябре Кабмин предложил Верховной Раде отменить пошлину на импорт масла, картофеля, ржаной муки и сгущенного молока. Несколько позже – за счет ввоза гасили дефицит мяса птицы, говядины и свинины (2010-го он превысил 320 тыс. т). Недавно первый заместитель министра экономики Вадим Копылов сообщил, что Украина, чтобы удержать цены, договаривается о закупке сахара-сырца, а также об импорте из Беларуси 15 тыс. т сливочного масла. Такая политика, конечно, позволяет корректировать цены продуктов на внутреннем рынке, но является разрушительным для отечественного АПК. Ее следствием может стать продовольственная зависимость страны.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

Последние из Строительство

Основа душевой кабины

Оснащенность современных ванн существенно отличается от начинки комнаты для купания двадцатилетней давности
Go to Top